Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

Глава департамента МИД РФ: Каракас посылает сигналы о заинтересованности в добрых услугах

8 февраля, 18:00 UTC+3 Google Top
Поделиться
Александр Щетинин

Александр Щетинин

© Сергей Коньков/ТАСС

Директор Латиноамериканского департамента МИД РФ Александр Щетинин рассказал в специальном интервью ТАСС о возможностях России помочь Венесуэле, о перспективах отмены виз со всеми странами Латинской Америки, а также о принципах переговоров с регионом по ВТС.

— Бразилия признала лидера венесуэльской оппозиции Хуана Гуайдо временным президентом Венесуэлы. Скажется ли такая позиция на российско-бразильском сотрудничестве, в частности, в рамках БРИКС? И как повлияет ситуация вокруг Венесуэлы на отношения России с другими странами региона?

— Для нас Латинская Америка и Карибский бассейн — самоценное направление внешней политики. Мы не смотрим на регион через призму геополитических интересов. Наше сотрудничество строится на деидеологизированной основе, не направлено против кого-то.

Мы заинтересованы в том, чтобы этот регион был сильным, политически единым и экономически устойчивым

На этой основе стремимся укреплять наши связи и сотрудничество, поддерживать динамичным политический диалог на всех уровнях, расширять договорно-правовую базу взаимодействия, решать задачу конвертировать достигнутый уровень политдиалога в практические торгово-экономические и инвестиционные проекты, продолжать оказывать необходимое содействие развитию бизнес-диалога, сотрудничать с латиноамериканцами в реализации программ содействия развитию, поддерживать динамичные культурно-гуманитарные контакты, спортивные и академические обмены.

Под самоценностью сотрудничества мы понимаем и то, что не ставим партнеров, особенно в нынешней непростой международной ситуации, перед дилеммой, с кем они. Это президент Дональд Трамп с трибуны Генассамблеи ООН, по сути, обусловил оказание Вашингтоном социально-экономического содействия другим государствам степенью их следования внешнеполитическим интересам США. Мы, со своей стороны, готовы развивать двустороннее сотрудничество, несмотря на имеющиеся расхождения по отдельным вопросам, в том числе если они касаются оценок ситуации в Венесуэле. Главное — чтобы занимаемая ими позиция, даже если она не совпадает с нашей, основывалась на самостоятельном внутреннем убеждении, а не являлась уступкой влиянию и давлению извне.

Это в полном объеме относится и к нашему стратегическому партнеру в регионе — Бразилии. Мы внимательно следим за началом внешнеполитической деятельности ее нового правительства. Делаем свои выводы. В частности, приняли к сведению заявления президента Жаира Болсонару о том внимании, которое он намерен уделять взаимодействию в формате БРИКС, особенно с учетом ротационного председательства Бразилии в этом объединении в 2019 году. Исходим из этого, выстраивая наши планы практического сотрудничества в "пятерке".

— Замглавы МИД России Сергей Рябков заявлял, что сейчас прослеживается тенденция на глубокое политическое размежевание государств Латинской Америки при активном участии США, которые используют Организацию американских государств для этих целей. В каких странах региона может повториться ситуация наподобие венесуэльской? Насколько велик шанс военного конфликта в Венесуэле?

— Действительно, карта политических предпочтений стран Латинской Америки за последние годы существенно изменилась. О причинах этого, думаю, могут подискутировать политологи и историки. Некоторые эксперты утверждают, что в регионе речь идет о кризисе управления. Модель экспортноориентированной экономики с высокими социальными обязательствами дала сбои в условиях волатильности глобальных финансовых рынков и падения цен на сырьевые товары. Много читаем о коррупционных скандалах.

Мы далеки от упрощения. Однако не можем не видеть, что упомянутые "объективные факты" раскручиваются при существенной "помощи" извне. Очевиден фактор иностранной "дестабилизирующей силы" или того, что в международной политологии именуется "переформатированием извне политического пространства". Наиболее очевиден активизировавшийся курс администрации США на противодействие остающимся левоцентристским правительствам, в том числе путем затягивания вокруг них "санкционной удавки".

Не могли не обратить внимание на то, что составной частью такой стратегии стало внесение идеологического раскола в еще недавно казалось бы нерушимое "единство в многообразии" стран региона на основе их культурной и исторической общности. В результате обозначились кризисные явления в ряде латиноамериканских интеграционных структур, созданных без участия США. Указанный раздор активно поощряется нынешним руководством Организации американских государств, о чем мы искренне сожалеем с учетом ранее имевшегося позитивного опыта взаимодействия с этой региональной организацией, при которой мы имеем статус постоянного наблюдателя.

Мы неизменно исходим из мудрости латиноамериканской правовой и политической мысли, основывающейся на незыблемости принципов международного права, включая уважение национального суверенитета и невмешательство во внутренние дела, неприятие странами региона повторения мрачной истории военных интервенций Вашингтона. Рассчитываем, что эта мудрость не позволит реализацию сценария силового, в том числе военного, конфликта в Венесуэле.

— Получала ли Россия запросы о помощи от властей Венесуэлы? Как Россия может посодействовать урегулированию обстановки?

— Просьбы наших стратегических партнеров мы всегда рассматриваем и анализируем самым тщательным образом.

Мы получаем сигналы от венесуэльских властей и от ряда государств Латинской Америки об их заинтересованности в подключении России к "добрым услугам" по содействию налаживанию диалога между правительством и конструктивно настроенной оппозицией в Каракасе

Мы к этому готовы. Подтверждаем нашу готовность подключиться к усилиям стран латиноамериканского региона, действующих в этих целях. Убеждены, что во главу угла такого диалога должны быть поставлены не амбиции отдельных политических сил, а высшие интересы Венесуэлы и ее народа, создание основ для решения стоящих перед страной социально-экономических задач, недопущение силового сценария развития событий.

— Могла бы Москва, если потребуют обстоятельства, оказать Каракасу военно-техническую поддержку?

— Такая поддержка оказывается на протяжении последнего десятилетия в интересах укрепления обороноспособности страны, и СМИ это прекрасно известно.

— Есть ли данные, каковы убытки российской стороны в результате конфликта в Венесуэле?

— К сожалению, драматичное развитие событий в этой стране еще далеко не завершено. Так что давайте оставим подсчет убытков и приобретений на потом.

— Как вы считаете, может ли увеличиться список латиноамериканских стран, которые признают Крым частью России? Может ли измениться позиция Венесуэлы по этому вопросу в случае прихода к власти оппонентов Николаса Мадуро?

— Давайте разбираться. Вопрос признания кем-либо Крыма частью Российской Федерации в практическом плане перед нами не стоит. Крым — это часть России на основе волеизъявления своих жителей и таковым останется независимо от реакции той или иной страны.

Более того, мы ощущаем растущий интерес латиноамериканцев к этим субъектам Российской Федерации (рассматривая отдельно Севастополь), прежде всего, с точки зрения имеющихся возможностей экономического сотрудничества — даже несмотря на антироссийские санкции Запада. Будем работать спокойно и аккуратно для поощрения такого интереса.

— Насколько сильны сейчас позиции России в Латинской Америке в области энергетики? Есть ли угрозы для проектов российских компаний в атомной и нефтегазовой сферах?

— Энергетика — одно из важнейших направлений экономического и инвестиционного сотрудничества России с государствами Латинской Америки, причем практически по полной "линейке": в нефтегазодобыче, атомной сфере, тепловой и гидроэлектрогенерации, освоении возобновляемых источников энергии и т.д.

Такие российские компании, как "Роснефть", "Зарубежнефть", "Газпром", "Росатом", "ИНТЕР РАО-Экспорт", "Силовые машины" и др., пользуются заслуженным престижем в регионе. Они реализуют проекты в большинстве стран Латинской Америки — от обеспечения четверти всей производимой электроэнергии в Аргентине и создания Центра ядерных исследований и технологий в Боливии до поставок крайне востребованных мини-ГЭС в Суринам и модернизации энергоблоков ТЭС на Кубе.

Российские энергетические компании конкурентоспособны на латиноамериканском рынке, активно выигрывают организуемые там тендеры. Многие отечественные экономоператоры работают там не одно десятилетие, при различных правительствах. Так что в условиях честной конкуренции угроз для проектов российских компаний мы не видим.

— Какие страны Латинской Америки рассматриваются Россией как наиболее перспективные в плане развития военно-технического сотрудничества? Планируется в ближайшее время заключение новых контрактов?

— ВТС — важная сфера сотрудничества России со многими государствами Латинской Америки, которая отвечает взаимным интересам и выгоде. Такие связи опираются на транспарентную договорно-правовую базу, их обязательным принципом является ненарушение военно-политического баланса сил в регионе. При этом понятно, что мы действуем на весьма высококонкурентном рынке, где проявляются политические и коммерческие интересы большой группы государств — производителей вооружений.

С учетом этого предпочитаю придерживаться принципа: военно-техническое сотрудничество на этапе переговоров "требует тишины", чтобы не давать утечек конкурентам. Когда будут заключены новые контракты, вы, безусловно, об этом узнаете.

— Проявляют ли интерес латиноамериканские страны к покупке С-400? С какими странами есть диалог на эту тему?

— Вынужден вас "огорчить": МИД России вооружениями не торгует. Рекомендовал бы обратиться в соответствующие российские компании.

— Мексиканский перевозчик "Интерджет" эксплуатирует российские самолеты SSJ-100. Известно ли вам о планах других стран Латинской Америки приобрести в России гражданскую авиатехнику? Есть ли интерес, например, к МС-21?

— Российская авиатехника в гражданском и военном исполнении уже давно присутствует на латиноамериканском рынке в Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Колумбии, на Кубе, в Мексике, Перу, ряде других стран. Соответствующее сотрудничество имеет хорошие перспективы для дальнейшего развития, хотя, разумеется, ей приходится выдерживать острую конкуренцию с другими производителями самолетов и вертолетов, в том числе из самих стран Латинской Америки. Не удивительно поэтому, что многое зависит от самих российских экономоператоров, конкурентоспособности их предложений.

— С какими странами региона ведется диалог по отмене виз в ближайшей перспективе? Не могли бы вы их перечислить?

К настоящему времени мы серьезно продвинулись в решении стратегической задачи превратить наши страны в зону взаимных безвизовых поездок граждан. Сейчас она охватывает 25 стран (из 33): Аргентину, Бразилию, Боливию, Венесуэлу, Гайану, Гватемалу, Гондурас, Гренаду, Доминику, Колумбию, Кубу, Никарагуа, Панаму, Парагвай, Перу, Сальвадор, Сент-Винсент и Гренадины, Сент-Китс и Невис, Уругвай, Чили, Эквадор, Ямайку. Плюс три страны — Коста-Рика, Суринам и Доминиканская Республика, — с которыми соглашения подписаны, но пока не вступили в силу.

"Визовыми" пока для нас остаются Мексика, Белиз, Антигуа и Барбуда, Барбадос, Гаити, Сент-Люсия, Содружество Багамских островов, Тринидад и Тобаго. Переговоры с ними продолжаются.

Беседовал Иван Колыганов

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!