Ваш регион:
^
Лента новостей
Разделы сайта
Все новости
Новости Поиск Темы
ОК
Применить фильтр
Вы можете фильтровать ленту,
выбирая только интересные
вам разделы.
Идёт загрузка

Интервью

Данный контент доступен для просмотра на персональных компьютерах и планшетах

Перейти на главную страницу

"Наши борцы впереди планеты всей". Дзамболат Тедеев об итогах чемпионата мира

24 октября 2018, 17:43 UTC+3
Поделиться
Дзамболат Тедеев

Дзамболат Тедеев

© Валерий Шарифулин/ТАСС

Результат сборной России по вольной борьбе на чемпионате мира в Будапеште язык не поворачивается назвать реабилитацией за прошлогодний провал на чемпионате мира в Париже, где у команды не было ни одной медали высшего достоинства. Команда впервые с 2014 года завоевала четыре золотые медали. О подготовке национальной сборной, собственной дисквалификации, "русском танке" Садулаеве и работе телекомментатором ТАСС рассказал главный тренер команды Дзамболат Тедеев. 

— Дзамболат Ильич, это, пожалуй, самое необычное интервью в моей практике  я еще никогда не беседовала с человеком в то время, как ему делают перевязку. Что случилось с вашей ногой?

— Травмировался. Это еще пару дней назад произошло, когда спускался по ступенькам с ковра после схватки Сидакова, которому я секундировал. На дальнем ковре боролся олимпийский чемпион Барроуз, с которым нам еще предстояло встретиться. Засмотрелся, задумался, подвернул ногу.

 Хорошо не гипс. Это не единственное ваше злоключение на этом чемпионате  вы еще и красную карточку умудрились получить. Мы все видели, как это произошло,  боролся наш спортсмен Гаджимурад Рашидов с кубинцем, на кону золото. Эмоции, понятно. Но оно того стоило? 

— Это — моя команда. И когда мы представляем Россию на международных стартах, я у ковра для ребят последняя инстанция. Я за них отвечаю. 

 Зато в "свободное время" смогли попробовать себя в роли телекомментатора. 

— Талантливый человек везде найдет себе применение!

 И все-таки вас лишили права секундировать сборной России до конца соревнований.

— Я взял ответственность на себя за каждого спортсмена. Не могу равнодушно смотреть, когда наш спортсмен незаслуженно проигрывает. Вы все сами видели, судьи даже на челленджер не отреагировали! Я тоже человек, у меня тоже эмоции есть.

Если моя команда мне не будет верить, если я за них глотку грызть не буду, о каких результатах можно будет говорить? И я снова так же поступил бы, по-другому не могу. Это моя команда, это моя страна. В конце концов, травма ноги и красная карточка — неплохая цена за их успех в Будапеште, согласны? 

 Согласна. И все-таки, вы своей дисквалификацией добились правды?

— Добился. Судьи начали судить объективнее. Вы поймите — мы политику и на ковре чувствуем, ее в спорте, мне кажется, еще больше, чем в самой политике. Зажимают, глушат на подступах, чтобы мы конкурентами американцам не были. Это все понимают, это все видят.  И жеребьевка, кстати, для нас была не самая благоприятная, я этот вопрос на собрании поставил. 

Второе — правила. Кроме судей их никто толком теперь не знает, так их часто стали менять. Еще один момент — здоровье спортсменов. Как я буду его сохранять, если борец в пять утра поднимается, потом взвешивается, потом тренируется, потом ест на ковре практически, потом борется? Я призываю к благоразумию! 

— И все-таки — четыре золота, как такое удалось после Парижа?

— Просто никто не вмешивался в процесс. Никто не мешал с рассуждениями — "тот хороший", "тот плохой". Каждый делал свою работу. В итоге мы здесь мы и за тот Париж, и за нынешний Будапешт медали завоевывали. Но пока не во всех весах все благополучно. Работаем, время есть. С такой командой тренеров все будет хорошо.

А что касается сборной, то это реально сильная многонациональная команда. У нас в сборной как минимум шесть национальностей боролись — осетины, чеченцы, дагестанцы, лакцы, кумыки, аварцы. Я уже сам в них запутался.

Но и география соперников расширяется с каждым годом — в советское время было две-три команды, которые могли с нами конкурировать. Сегодня их в разы больше — азербайджанцы, иранцы, американцы, кубинцы, грузины, японцы, индусы. С каждым бороться надо, проходных схваток уже нет. Каждый на нас настраивается, нам вдвойне тяжелее. Но сейчас мы делом все доказали — три золота в шести олимпийских весах. Мы номер один, мы впереди планеты всей. 

 Отдельно хочется спросить про Абдулрашида Садулаева. "Русский танк" реально проехал по сопернику, не оставив американцу Снайдеру ни шанса. 

— Садулаев — капитан команды, локомотив. Его победа была морально важна для нас, мы его победой жирную точку поставили в Будапеште. Я объясню, почему у него год назад в Париже было серебро. Он не прошел сборы, поехал на Бали отдыхать. "Не поехал — проиграл", я ему так и сказал. Слез с пьедестала — работай. Но у путешествия на Бали тоже есть оправдание — у Садулаева дочь родилась. 

Перед Будапештом настраивал Абдулрашида работать первым, соблюдать дистанцию, атаковать. Мы готовились именно под Снайдера, который его год назад за Бали наказал (год назад Садулаев уступил в финале чемпионата мира в Париже американцу в финале в весовой категории до 97 кг — в этот вес Садулаев перешел после Олимпиады из 86 кг — прим. ТАСС). В этот раз я ему сказал — не порвешь Снайдера, уйду с работы. И он порвал, причем досрочно. За минуту с небольшим.   

 Были ли на этом чемпионате мира медали, которых вы не ожидали?

— Если бы вы видели, как они на сборах работали, — таких вопросов не задавали бы. Спортсмены мне — как дети, их родители столько не видят, сколько я. И они понимают –— не будешь трудиться, ничего не получится. Это команда трудоголиков, их заставлять работать не надо. 

Беседовала Вероника Советова 

Поделиться
Читайте
ТАСС VK
Много новостей? Мы собрали главные в нашей рассылке!